Контора
Бонус
Оценка
Язык
Live-ставки
Моб. ставки
 
5 000 руб.
     
2 500 руб.
     
500 руб.
     
Авансовая ставка
     

Терек договорной матч

«Матч договорной, и хватит изощряться в синонимах!». Василий Уткин об игре «Урал» – «Терек»

Авангард - Ак Барс. Барыс - Торпедо. Автомобилист - Трактор. ЦСКА - Витязь. СКА - Спартак. Салават Юлаев - Металлург Мг. Ак Барс - Авангард.

ХК Сочи - Локомотив. Динамо М - Йокерит. Трактор - Автомобилист. Витязь - ЦСКА. Спартак - СКА. Торпедо - Барыс. СКА - Локомотив.

Барыс - Авангард. Автомобилист - Салават Юлаев. Локомотив - СКА. Салават Юлаев - Автомобилист. Авангард - Барыс. Авангард - Салават Юлаев. Салават Юлаев - Авангард. К сожалению, можно лишь констатировать, что чистота нашего футбола пришла в ужасающее состояние Слуцкий действительно мог бы, как некоторые другие тренеры в схожих ситуациях например, упомянутый им Гаджиевв последний момент не полететь в Грозный, сказавшись больным.

Или в каком-нибудь послематчевом комментарии откреститься от происходившего на поле фарса. Виктор Евгеньевич, человек с великолепным чувством юмора, грустно ответил: Но Слуцкий всего этого не сделал. И не говорю, правильно ли я сделал или. Я сделал то, что соответствует моим жизненным приоритетам. Много раз думал: И с большой долей вероятности говорю, что — да, так. Прекрасно понимаю, что гораздо легче было бы повести себя по-другому.

Но как можно было не полететь? Как сказать ребятам: Для меня главной ценностью всегда были взаимоотношения с игроками. Из-за этого я часто шел на конфликты с руководителями клубов, потому что вставал на сторону футболистов. И не полететь на матч, либо сказать что-то укоризненное в телекамеры после него, — это, на мой украина лига париматч, было бы разрушением моей главной ценности. Хотя мой выбор мог стоить мне карьеры — если бы руководители других клубов восприняли эту ситуацию так, как большинство болельщиков на основании публикаций в СМИ.

Могли бы просто не приглашать никуда: Для меня футбол — что-то в высшей степени духовное. И то, что такие вещи могут происходить, я воспринимаю как дикость. Было очень тяжело, тем более что ощущения обострялись ужасной ситуацией внутри клуба. С одной стороны, нам не платили, с другой, не вступились за команду. Всю тяжесть удара приняли на себя тренер и игроки, хотя мы — люди, которые в последнюю очередь имеют к этому отношение. Это был жесточайший удар, от которого оправиться практически невозможно.

Но боль от грозненской истории у него еще не прошла — как, подозреваю, и по сей Букмекерская Контора Значки. Это — участь людей с совестью. Видимо, в той истории невозможно было остаться абсолютно чистым, незапятнанным. Такова наша сегодняшняя жизнь а футбол — калька с жизни обществачто людям, поднявшимся на определенный уровень и отвечающим не только за себя, но и за целые коллективы, она порой не оставляет выбора.

Вижу, например, порой фамилии любимых мною режиссеров, артистов и вообще уважаемых людей под коллективными политическими письмами-доносами отвратительного содержания — и вначале сердце кровью обливается. А потом включаю разум и понимаю: Мягко сказали на высоких этажах: Или какой-то благотворительной программе для больных детей, за которую ты в ответе Жестокая современная российская жизнь нередко загоняет даже порядочных людей в цугцванг — выбор между плохим и очень плохим.

Слуцкий принял весь удар на себя, предпочтя потерять уважение в глазах части общественности, но сохранить его в глазах игроков. И сохранил. Достаточно послушать, что о нем говорят все — почти без исключений — футболисты, которые когда-либо играли под его руководством.

А уж как отреагировали на случившееся клубы, которые наблюдали за карьерой Слуцкого, могло показать только время. Ужинали, обсуждали эту историю. Думаю, Официальный Сайт Букмекерской Зенит было бы сделать так, как поступил осенью года Виктор Гончаренко. Уехать из города перед игрой и не вернуться в клуб. Это, с одной стороны, освободило бы его от всякого визга всех этих теоретиков.

А с другой — его все равно потом уволили, так зачем было оставаться? Что же касается его отношений с футболистами, которых он не имел права оставлять в такой ситуации, то я считаю — имел. И, может, футболисты тогда по-другому бы сыграли.

В данной ситуации ему надо было пойти на открытый, конкретный конфликт. Думаю, тут сказалось то, что Париматч казахстан Викторович по сути своей — не революционер. Но я не склонен его осуждать. Давайте поставим себя на его место, а то хорошо советовать задним числом, когда все уже случилось. Там у него поначалу было счастливое время, потому что никто в его работу не влезал.

Он нашел отличный контакт с ребятами. И когда возникла вся эта ситуация Есть молодой, еще даже не летний человек, который приехал с периферии. А Волгоград — это чистая периферия. И он, конечно, хочет остаться в обойме и не потерять. Футбол — это наркотик. Поэтому Леонид Викторович не то чтобы дал слабину, но пытался найти компромисс. Однако это та вещь, где компромиссы невозможны. Куда его позовет друг — Слуцкий.

Круг замкнется. Но сам главный тренер армейцев с сопоставлением двух этих случаев не согласен:. Одно дело, когда ты работаешь в ней два месяца и особо еще не знаешь никого. И совсем другое — когда полтора года, и многое уже пройдено. Наступают сложные времена, а ты всех этих людей пригласил. Они привыкли видеть во мне положительного во всех отношениях человека.

И тут вдруг — столько грязи. У меня тогда была ужасная обида на журналистов: Я всегда очень хорошо общался с прессой, днем и ночью раздавал огромное количество интервью, шел на все программы, куда приглашали — то есть старался быть людям максимально полезен. А после этой истории у меня произошел сильный надлом в отношении к вашим коллегам. Теперь у меня забиты в телефон фамилии нескольких журналистов, которым я полностью доверяю.

На звонки с незнакомых номеров больше не реагирую. Отключил телефоны, ни с кем не разговаривал. Вы же знаете, что от него, порядочного человека, там абсолютно ничего не зависело.

Он бы сам этого никогда не сделал. Может, даже хорошо, что в те дни мы его не видели, потому что, во-первых, в Самару вместе с ним не переезжали, а во-вторых, уже поехали на лето в Волгоград. Все слышали и знали — но не видели. А насчет того, что Леня за меня с сестрами больше всего переживал А мы — за. Вокруг могут говорить что угодно, но мы-то его знаем.

Почему большая часть самарской прессы, с которой Слуцкий так хорошо ладил все это время, набросилась на него, как акулы, почуявшие запах крови, очень доступно разъяснил Арнольд Эпштейн — один из считаных людей, кто к этому хору не присоединился:. За пределами Москвы она немножко другая.

В столице нет так называемой местной прессы, зависимой от городских властей. А в регионах почти вся пресса — местная, и вся — управляемая. Так вот, у меня есть достоверная информация, что из самарского Белого дома в СМИ поступило так называемое ТЗ — техническое задание.

После чего и полился общий поток негатива. Про истинных заказчиков этой истории, разумеется, никто не писал. Руководство клуба было нефутбольными людьми и, с другой стороны, они понимали, кто во всем этом замешан.

При нем у команды всегда было множество разных мероприятий для СМИ, он всегда был доступен и легок на подъем. А потом произойдет Грозный, и через какое-то время он мне скажет: Правда жизни, особенно наша, делает людей жестче. Даже таких, как Слуцкий. Нет, наверное, в футболе более чистого человека, на которого обрушилось бы столько несправедливых обвинений. И, честно говоря, в тот момент мне за Слуцкого было боязно. Я опасался, что случившееся его, интеллигента, морально надломит.

К счастью, этого не произошло. Что же касается моральных ценностей Слуцкого, то показательна цитата врача-психофизиолога Виктора Неверова: Так почему же, несмотря на такие нравственные качества, жизнь подбросила ему Грозный? Таким же, каким для футболистов становятся тяжелые травмы. Когда с тобой что-то подобное происходит, это можно воспринять как две вещи: Но так как про наказание мы не знаем и говорить не можем, а знает про это только Господь Бог, то нужно относиться к этому как к испытанию.

Для футболиста самое сложное — это серьезная травма с длительной реабилитацией. Если он это прошел, значит, может быть на что-то способен. В карьере практически всех выдающихся игроков были периоды, связанные с серьезнейшими травмами или какими-то другими проблемами. Ни у кого все гладко выстелено не было — ни у Пеле, ни у Марадоны.

«Перед матчем с «Тереком» в «Крылья» поступил жесткий сигнал сверху: матч должен быть сдан»

А для меня стало испытанием вот. Есть все-таки на свете какая-то справедливость, и жизнь быстро компенсировала Слуцкому те мучения, которые он тогда перенес. А тем, кто стал истинным виновником этих страданий, обязательно воздастся когда-нибудь. Он прекрасно понимает, сколько негативных явлений и в футболе, и в жизни. После завершения матча представители обоих клубов поспешили свести счеты с обидчиками, дали волю эмоциям и выпустили пар.

Например, Евгений Ловчев отметил странности в действиях футболистов. Так просто не обороняются! Трое против пятерых, четверо против пятерых… Особенно в начале тайма это было заметно. Но не могу сказать, что борьбы не было, кого-то на носилках унесли, заменили… В общем, было видно, что команды в отдельные моменты матча всячески старались показать нам, что матч боевой. В конце здорово вышел Страндберг, он просто затерзал оборону.

В перерыве мне позвонил Рейгольд, говорит, посмотришь, счет будет 3: Сама игра эти подозрения не отмела. И вообще, нужно разбираться не с самим матчем, а тем, что ему предшествовало.

От 3,15 до 17,00. Как скакали коэффициенты в матче "Урал" – "Терек"

У меня есть опыт работы в комитете по договорным матчам, я эти все движения знаю. Почему внезапно уехал Виктор Гончаренко?

Почему букмекеры дали такие необычные коэффициенты? Почему в заявке на игру не оказалось белорусов Юрия Жевнова и Александра Мартыновича? Эта головная боль никому не нужна. Те, кто организовывал игру, нашли способ, как договориться и избежать скандала.

Возможно, решили сыграть честно. Но просто так букмекеры такие коэффициенты не будут ставить, а тренер — уезжать из команды без объяснений. Зато сейчас могут сказать, что грозненцы не победили, значит, и договорняков у нас. Три момента. У многих после матча возникло желание выставить букмекеров коварными подлецами, которые спят и видят, как бы очернить кристально чистый российский футбол. Но букмекеры — люди денег, у них нет симпатий в спорте. Главный и единственный их мотив — это прибыль.

Они зачастую и вовсе ничего не говорят о странных матчах уж мы-то знаем. Ну, разве что языком коэффициентов. Иначе разорятся. У меня лично нет никаких оснований не доверять Евгению Дзичковскому.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *